×
Весь мир – театр.
Евгения Гершкович

«Да здравствует живое искусство!» (Viva Arte Viva). 

Россия на этот призыв ответит интерпретацией, не лишенной некоторого драматизма – «Theatrum Orbis». В пространстве, спроектированном архитектором Алексеем Щусевым в 1914 году, куратор (он же комиссар) павильона России Семен Михайловский представит три содержательно связанных друг с другом художественных авторских высказывания. Под звуки специально написанного композитором Дмитрием Курляндским сочинения «Комедия слышания» из нижнего затемненного уровня павильона, где в клетке и лабиринте разместится проект «Blocked Content» группы Recycle (Андрей Блохин и Георгий Кузнецов) и видео Саши Пироговой «Inner Physics», зритель поднимется по внутренней лестнице, где в верхней трехчастной анфиладе развернется белая многофигурная инсталляция Гриши Брускина, тему которой художник обозначил как «Смена декораций».

Брускин, один из самых известных и успешных отечественных современных художников , участвовал в параллельной программе Венецианской биеннале 2015 года с двумя выставками : «Коллекцией археолога» в бывшей церкви Св. Екатерины и «Алефбет: алфавит памяти» в музее Фонда Querini Stampalia.

«Не буду скрывать, когда ко мне постучался куратор российского павильона Семен Михайловский, проект “Смена декораций” был на стадии завершения. Я работаю над этим фундаментальным произведением более двух лет, – рассказывает Гриша Брускин. – Предложение участвовать было неожиданно, но ожидаемо: готовя проект, представлял себе какой -то интересный контекст, возможно, участие в параллельной программе Венецианской биеннале. Теперь же формат адаптирован под конкретные архитектурные задачи».

В названии общего проекта зафиксировано слово « театр», однако значение понятия много шире. Theatrum Orbis – сокращенное заглавие знаменитого свода карт новейших географических открытий Theatrum Orbis Terrarum (Зрелище круга земного ), опубликованного в 1570 году картографом Абрахамом Ортелием. «С самого начала я интерпретировал свою работу как переосмысление концепции театра, но не театра в современном понимании, где актеры развлекают зрителя, скорее , как метафору нового миропорядка, возникающего на наших глазах, с его агрессией, иррациональной жизнью масс, всепоглощающей стратегией контроля и управления.

Понятие “Весь мир – театрˮ существовало еще в античные времена. Мир людей представлялся гигантской сценой, где разыгрывался спектакль для богов. Хотелось бы напомнить и о знаменитом деревянном театре Джулио Камилло, населенном различными образами и который, по всей видимости, во времена Ренессанса служил изумительным “компьютером”, содержащим в себе все знания.

Мой проект – это театр и игра. Игра в бисер или в солдатики, как угодно. Театр, где художник – сценарист и режиссер, а составляющие его мир предметы – актеры, играющие на некой сцене».

До вернисажа создатели традиционно не открывали всех тайн. Но все же Гриша Брускин, живущий словно вне времени , смотрящий на прошлое из будущего, на настоящее из прошлого и чей творческий почерк вполне узнаваем (его произведения, будь они в бронзе, фарфоре или ткани, складываются из фрагментов бес-конечной картины), говорит: «В работе в Венеции, разумеется, будет присутствовать некое энциклопедическое начало. Это мне свойственно.

И конечно, с моими прошлыми проектами он имеет некоторые точки соприкосновения, поскольку, надеюсь, я имею яркое художественное лицо.

Меня интересует время, не линейное и не то, где мгновения последовательно сменяют друг друга. Меня интересует мерцающее время, где эпохи собраны вместе, и там, где архаика встречается с современностью.

Как однажды справедливо отметил итальянский философ Джорджо Агам-бен, модернизм находится в тайном сговоре с архаикой. И действительно, все новое, что происходило в XX веке, так или иначе отражало или переосмысливало архаику или цитировало ее. Весь Иван Леонидов или Никола Леду – это все переосмысление архаики .

Возьмите “Девушек из Авиньонаˮ Пикассо, одно из самых радикальных произведений, оно основывалось на формах древней примитивной культуры. Возьмите “Черный квадратˮ Малевича. На самом деле он был уже нарисован в 1716 году Робертом Фладдом.

А если глубже копать: современное самое радикальное всегда основывается на древнем. И мне это интересно. Мой проект и об этом».

30 декабря 2017
Поделиться: