×
Остаться человеком
Елизавета Лихачёва

O культе безопасности и влиянии пандемии на свободу.

Данных для анализа зависимости безопасности в момент пандемии от устройства городской модели пока еще мало. Такие данные, вероятно, повлияют на будущие предпочтения людей – где жить и как работать. Логика организации рабочего пространства последних лет – переход от частного к общему – закономерное явление, связанное в первую очередь с уменьшением потребления, рачительным отношением к природным ресурсам, экологическим мышлением. Эта тенденция никуда не исчезнет – никеля и других полезных ископаемых после карантина больше не станет, так что придется продолжать экономить. То есть условным коворкингам ничего не угрожает.

Вот на что пандемия повлияла и продолжит влиять – это наша свобода. Большинство людей согласно жертвовать ей ради безопасности. Так случилось после терактов 11 сентября: мы покорно разрешаем обыскивать себя перед посадкой в самолет, и никто уже не задает вопрос – а почему нельзя на борт со своей бутылкой воды.

Мы отказались от многих свобод и вновь готовы идти на уступки. Что от нас потребует власть в этот раз в обмен на пресловутую эпидемиологическую безопасность? Многие идеи звучат как шизоидный бред – чипирование, регистрация, тотальная слежка. Сбор терабайтов данных на каждого. И что опаснее всего – мы окончательно перекладываем контроль за собственной безопасностью на компьютеры. Любой сбой системы, взрыв на электростанции – и привет – из дома не выпускают, счета блокированы… Трудно назвать безопасным предлагаемый порядок.

Нам свойственно чересчур перестраховываться, мы возвели человеческую жизнь в абсолют. Но человек – не царь природы, у всех миллиардов живых организмов на земле есть свои представления о реальности. Музей же – однозначно человеческое изобретение, и никакой коронавирус, никакая чума, никакая война его не убьет. Потому что сюда приходят не за информацией. В блокадном Ленинграде водили экскурсии по Эрмитажу. Это был знак, что человек оставался человеком. Не так давно музеи всячески противились выкладыванию в интернет своих коллекций. Казалось, если информация появится в сети, к нам больше никто никогда не придет. Но произошло обратное – желание прикоснуться к подлиннику заставляет людей путешествовать и ходить по музеям вместо комфортного разглядывания картинок лежа на диване. Если бы копия могла заменить подлинник, изобретение звукозаписи угробило бы концертные залы, а изобретение телевидения или кинематографа угробило театры. Ни одно из технических новшеств не убило старые виды искусства.

Конечно, музеям сейчас придется пересмотреть нормы количества посетителей. Во многих это начали делать задолго до коронавируса. Крупные музеи трещат по швам, они не рассчитаны на такое количество людей. Снижение нагрузки на индустрию безусловно нужно. Потому что в бесконечной погоне за посещаемостью мы пришли к тому, что она стала для музея важнее всего, а это категорически неправильно. У музея все-таки три функции – сохранение, изучение, просвещение. И ни одна из них не должна перекрывать остальные. Необходимость регулировать поток вызовет нарекания, люди будут страшно недовольны, но выбора нет. Мы в Государственном музее архитектуры им. А.В. Щусева тоже пойдем по пути ограничения количества посетителей в залах. К сожалению, вариант с нанесением разметки скотчем на полу нам не подходит из-за охранного статуса здания, может, найдем какой-то другой способ. Однозначно могу сказать одно: как только это станет возможно – мы немедленно откроемся. Всех также пугает возможное повышение цен на билеты. Перед музеями уже давно поставлена абсолютно гнилая задача зарабатывать. Это, кстати, проблема не только нашей страны. Но если общество требует от музеев зарабатывать деньги, пусть не удивляется, что музеи это делают. Сохранение и демонстрация коллекций – довольно дорогое удовольствие.

Все, что в нашем музее планировалось показать в этом году, слетело, это были в основном зарубежные проекты. Сейчас мы придумываем новые. Обязательно откроем выставку, посвященную архитекторам на войне, 75-летие победы нельзя пропустить из-за коронавируса. Остальное под вопросом. УГосударственного музея архитектуры богатейшая коллекция, но хочется не просто работы на стену повесить.

Сейчас мы пытаемся убедить государство в том, что дефицит бюджета – это не наши фантазии, а реальность. Деньги выделяет Минфин, а его специалисты, увы, не совсем понимают, как устроена музейная экономика. Конечно, у нас есть план по привлечению внебюджетных средств, но как его выполнить сегодня, непонятно. Вчерашние спонсоры спасают свой бизнес, им не до того, чтобы тратить деньги на выставки. Но, я надеюсь, мы выкарабкаемся. И это будет сделать легче без замка на дверях. Открытие музеев – важнейший маркер возвращения к нормальной жизни. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы учреждения культуры стояли закрытыми в то время, как открыто все остальное. Искусство – одна из основных потребностей человека, и мы должны дать людям возможность эту потребность удовлетворить.

ДИ №3 2020

18 августа 2020
Поделиться: