×
Имена
На границе наших надежд
21 июня 2011

Судьба Валентина Юлиановича Раевского еще раз подтверждает уникальность подлинно творческой личности. Один из лидеров «украинской новой волны», Раевский останется в истории искусства не только как автор ряда программных произведений, которые в конце 1980-х — начале 1990-х кардинально изменили вектор отечественных творческих устремлений, но и создатель больших, этапных для последних десятилетий художественных проектов, отмеченных редкими в украинской практике качествами — «чувством исторического контекста», интересом к общекультурным проблемам, критической направленностью. 

Бронза — материя души
21 июня 2011

Осип Цадкин писал: «Задача скульптора — избрать устойчивый строительный материал, дабы с его помощью создать вечную пластику». Молодой московский скульптор Ольга Муравина нашла подходящий материал для творчества — бронзу, умело и профессионально им манипулирует, извлекая богатые выразительные возможности. И свой пластический язык выработала, узнаваемый и неповторимый. И любимые темы для себя открыла: дети и звери, которых она интерпретирует весьма оригинально и свежо. Именно эти сюжеты позволяют художнице выразить волнующую ее идею о взаимосвязи всего живого, о благодатной связи с природой, космосом.

Мы делаем неискусство
21 июня 2011

Радикализм суждений весьма характерен для стиля профессиональной рефлексии петербургского художника Виталия Пушницкого. Неоднозначность, многоплановость взгляда, доверие скорее интуиции, чем логике, проявляются как в творчестве, так и в суждениях художника об искусстве. Анна Матвеева пишет: «Искусство Виталия Пушницкого — энциклопедия вечных тем. Оно неизменно обращено к самым большим вопросам, никогда не о сиюминутном, но всегда о жизни, смерти, эросе, подвиге, страсти, предательстве, бренности и обреченности; размениваться на меньшее художник не согласен». Впечатляют острота и бескомпромиссность, с которыми Виталий ставит вопросы, адресованные обществу, современной культуре, но прежде всего самому себе. Это подтвердила и беседа Светланы Гусаровой и Александра Григорьева с Виталием Пушницким.

Ангелы, похожие на нас
20 июня 2011

Cобрание Московского музея современного искусства располагает рядом работ одного из выдающихся скульпторов второй половины ХХ века Леонида Берлина. Некоторые его произведения можно было в разные годы видеть в залах постоянной экспозиции музея. Часть из них — мобили, или кинетические композиции. В основном эти работы относятся к концу 1970-х — 1990-м годам, когда художник отдавал предпочтение сложно составленным конструкциям, где сочетаются сварное железо и керамика, бронза, камень, реди мейд предметы и прочие материалы.

Биоморфный радикал
20 июня 2011

Его принято считать одним из представителей science-art, не слишком популярного в России. Однако сам Дмитрий Каварга считает, что полностью остается на территории искусства. Наука же — лишь одна из составляющих его творческого метода, причем не самая главная. Вопросы художнику задавал Сергей Попов.

 

Петров во времени
17 июня 2011

Московский музей современного искусства совместно с галереей pop/off/art представил концептуальную ретроспективу «Циклы» одного из наиболее известных художников поколения «семидесятников» Аркадия Петрова, включившую ранние работы 1970-х годов, знаменитые «китче-вые» картины и новаторскую живопись последних десятилетий. В экспозицию вошли такие знаковые работы, как картины из серии «Библейские стихи», «Пионеры (Спасибо тов. Сталину за наше счастливое детство)», «Алла Пугачева и Аркадий Петров», «Привет из Донбасса». Центром концептуальной ретроспективы стала 15-частная живописная инсталляция «Радость моя», которая получила свое имя по названию одноименного советского шлягера 1930– 1940-х годов.

Рауф Мамедов: Поиск идентичности
17 июня 2011

«Мне кажется, что если можно было бы ”озвучить” мои работы, то в них звучали бы не голоса, а ветер. Ветер разной силы и упругости», — так охарактеризовал Рауф Мамедов свои работы в одном из интервью. Поэтому не удивительно, что свою ретроспективу, прошедшую в Московском музее современного искусства, он назвал «Silentium» (безмолвие).

Проселки — экзистенциальный образ
15 марта 2011

Подобные пейзажи у всех на памяти. Такие ухабистые сельские дороги, заболоченные луга, перелески есть и под Вышним Волочком, и в Гатчине, и, наверное, в воспетой Некрасовым в «Кому на Руси жить хорошо» деревне Неурожайка. 

Дерзкая живопись Расима Бабаева
15 марта 2011

За прошедшие полвека не было ни одной выставки, представляющей Азербайджан, чтобы там не присутствовали картины Расима Бабаева. Его работы есть во многих музеях мира, они продаются на аукционах «Сотбис», его персональные выставки были в Баку, Москве, Париже, Хельсинки, Берлине, его творчество оценили в США. Он стал почетным гражданином этой страны. У него много учеников и последователей, при жизни его окружали единомышленники, с которыми он долгие годы работал бок о бок, рассуждал об искусстве. Он успел построить дом, посадить сад, воспитать детей — он счастливый человек. Его творчество ценили, он был народным художником Азербайджана в полном смысле этого понятия — и по званию, и по своему ощущению родной земли, и по отношению к нему широкой художественной общественности. 

«Меня вдохновляет протест»
15 марта 2011

На вопросы ДИ отвечает художник Денис Мустафин

Денис Мустафин – одна из заметных фигур на отечественной арт-сцене. Автор ярких протестных перформансов, выставок «партизанского искусства», инициатор и организатор громких проектов «Свободы!», альтернативного фестиваля уличного искусства «Пошел! Куда пошел?».

Пластические вербалии Виктора Умнова
15 марта 2011

Вступление на поприще искусства будущего создателя самостоятельной версии ар-информели, или так называемого информального искусства, произошло внезапно и неожиданно. На последнем курсе Московского энергетического института (МЭИ) Виктор Умнов принял решение поступить в изостудию этого же вуза, которую вел Алексей Конопелько, студент Строгановского училища, воспитанник известного «бубнововалетца» Александра Куприна.

Художники силы
6 марта 2011

На выставке Ольги и Олега Татаринцевых в Московском музее современного искусства было представлено 10 объектов, охватывающих основные этапы творческого пути художников, и ряд живописных полотен. Проект «Максимум исключений» исследует пространство как платформу для экспериментов в искусстве. 

Последнее интервью Гарифа Басырова (1944–2004)
23 февраля 2011

Мое кредо: «Я всегда держался в стороне от актуальных (модных) в данный момент направлений, идей, группировок художников и арт-критиков. Все мои работы и выставки были абсолютно разными: фигуративные серии, абстракция, коллаж, работа с детскими рисунками, объекты, скульптура малых форм, инсталляция, некий апокрифический алфавит, mailart, junkart, иронические рисунки и иллюстрации… То есть я работаю над тем, что интересно именно мне, что действительно увлекает меня. Поэтому частый переход к новой теме или технике является естественным и даже закономерным. Интуиция, свободное движение без оглядки на чье-либо мнение или авторитет и есть, наверное, мое кредо в искусстве…»

Открытое множество Алексея Каменского
23 февраля 2011

Алексей Васильевич Каменский – один из тех художников, чьи работы определяют пластику нонконформизма в России 1960-х годов. Новое время уже уступило эту культуру истории. Только в нескольких индивидуальных практиках ее присутствие остается действительностью настоящего и не ограничено рамками исторической дисциплины. Причем эстетика нонконформистской культуры развивается в новой среде согласно собственной логике, она существует и хранит смысл текстов, которые искусство, говоря о своем настоящем, адресовало будущему времени полвека назад. Но сегодня не «культура», а несколько художников несут ответственность за достоверность и востребованность этих текстов; искусство, переживающее и осознающее наступление нового времени, само стало частью неизвестного тогда будущего, а художественные языки, появившиеся в конце 1950-х, теперь составляют значительную часть архива совсем другой современности. Очень часто искусство в России ХХ столетия существовало в отложенном настоящем.

Эффект присутствия
23 февраля 2011

Марина Абрамович — «классик перформанса». Ее без преувеличения можно назвать королевой жанра. Не только из-за количества сделанных работ, хотя действительно мало кто сравнится с ней по интенсивности и преданности жанру в течение долгих лет. И даже не столько из-за их радикальности и риска, которому художница не раз себя подвергала. Скорее потому, что ее лучшие произведения выражают суть перформанса как «искусства жизни», неотделимого от биографии художника. Телесное действие в них выступает в качестве самодостаточного акта, без примесей других видов искусства и идеологии. Так точно и минималистично, на уровне формулы, удавалось выразиться, наверное, разве что Джону Кейджу (в области музыки) и Марселю Дюшану (через реди-мейд). Марина Абрамович же сделала объектом своего искусства человека и сферу отношений — с собой и с миром. Мало, кто из радикальных художников сочетал новизну идей и экспериментальность формы с классическими ценностями. Неслучайно один из московских критиков сравнил Абрамович с Достоевским. На примере ее работ становится очевидным различие социальной акции, распространившейся сегодня в искусстве, и перформанса как такового.

«Три комнаты» Виктора Корнеева
16 февраля 2011

Так скульптор Виктор Корнеев назвал свою персональную выставку, проходившую в ноябре — декабре 2010 года в Музее современного искусства на Петровке. Корнеев развернул экспозицию в трех залах. Триада всегда символична: рай, чистилище, ад; огонь, вода, медные трубы... Но Корнеев ищет собственные категории. В трех комнатах три инсталляции: «Среди столпов», «Пытаясь вспомнить», «Предстояние». В каждой своя пространственная интрига, у каждой комнаты свое лицо, но все они связаны общей идеей. Пространство физическое и интеллектуальное. Для художника эти понятия неразделимы.

Страницы:  2 3 4 5 6 7