×
Таинственная повседневность голландского мастера.
Кира Сапгир

На Выставке «Вермеер и мастера жанровой живописи», открывшейся в Лувре, 12 картин – примерно треть всех произведений великого голландца – «Молочница» из Рейксмузеум в Амстердаме, «Астронома и «Кружевница» из собрания Лувра, «Дама, пишущая письмо, со своей служанкой» из Национальной галереи Ирландии в Дублине.

Есть на выставке полотна Вермеера из музеев Лондона, Вашингтона, частных собраний. Они предстают в окружении творений современников художника: Герарда Дау, Герарда Терборха, Яна Стена, Питера де Хоха, Габриеля Метсю и других. «Мы хотели проследить связи, а порой даже соперничество между этими художниками золотого века голландской живописи», – прокомментировали устроители выставки.

В истории мировой живописи Ян Вермеер, пожалуй, одна из самых таинственных фигур, гений, не имевший учеников и творивший в одиночестве. Кураторы выставки в Лувре постарались развенчать этот миф. Сопоставление картин доказывает: мастера «золотого века» голландской живописи изучали работы друг друга, вдохновлялись творчеством коллег, а зачастую и устраивали некое соревнование «вариаций на тему».

Выставка вызвала небывалый ажиотаж. Что ни день, вокруг стеклянной пирамиды Мин Пея тянутся бесконечные очереди. За первую неделю ее посетили около 40 тысяч человек. Лувр оказался не готов к такому наплыву любителей прекрасного. Программа резервирования онлайн-билетов перестала работать, не справившись с количеством запросов.А музейные секьюрити, убоявшись столпотворения, в целях собственной безопасности даже устроили забастовку!

Лувр повторяет судьбу Третьяковской галереи во время ретроспективы Серова, когда люди у входа в Третьяковку давились в очередях, чтобы увидеть «Девушку с персиками», а сайт рухнул в день старта продаж электронных билетов.

Так и в Лувре яблоку негде упасть. Чтобы восхищаться шедеврами, приходится работать локтями! И наконец вы лицом к лицу с голландскими мастерами. На картинах сумерки, каналы, неяркое солнце. Все плоское, как ладонь. Все изысканное, как шорох шелков на женщинах у Терборха, Вермеера, Дау. «Меланхолия поселилась на земле, сделав прекрасный выбор: она пала на самую богатую и самую мирную страну в Европе – Голландию 1650 года», – написал Жиль Мартен-Шофье, обозреватель «Культурных тетрадей», приложения к еженедельнику «Пари-матч».

На самом деле в Голландии вторая половина XVII века – «золотой век» не только живописи. Настоящий золотой дождь пролился на все голландское общество. С утра до ночи на Амстердамской бирже клубились толпы купцов, орды аукционеров в бешеной гонке за золотым тельцом.

Место, где мавр торгуется с норманном, Храм, где сходятся вместе евреи, турки и христиане, Школа всех языков, рынок всех товаров...

Так воспел Амстердамскую биржу поэт-кальвинист Иеремия Деккер. В ту эпоху благоденствия буржуазия украшала своих жен шелками и жемчугом, а дома – картинами.

В залах экспозиции почти каждая стена отведена целиком одному сюжету в интерпретации разных мастеров. Сюжеты повторяются, как и композиции. Вот девушка пишет письмо, ученый рассматривает глобус, молодая женщина играет на музыкальном инструменте или взвешивает на весах монеты. Схожи предметы интерьера и детали костюмов: атласные покрывала на кроватях и шелковые юбки, попу-гаи в клетках и чернильницы, весы, кружки и кружева, кувшины , картины на стенах . И хотя города, где работали художники , разные ( Делфт, Утрехт, Лейден), сходство между «Женщиной, держащей весы» Вермеера и «Женщиной, взвешиваю-щей золото» Питера де Хоха так велико, что невозможно представить, будто один мастер никогда не видел картину другого.

Но, безусловно, Ян Вермеер на выставке – первый среди равных. Вермееру, одному из самых успешных и дорогих художников своего времени, принадлежат всего 35 картин. Его работы очень непросто собрать в единую экспозицию: они разбросаны по музеям и частным коллекциям всего мира, от Нью-Йорка и Вашингтона до Гааги и Эдинбурга. В России нет ни одной картины Вермеера.

О жизни художника известно совсем немного. Нет точной даты рождения. Восстановить хронологию удалось лишь по документам о рождении и крещении детей, закладным на дом, поручительствам нотариусов, долговым распискам. Крестили Яна Вермеера 31 октября 1632 года в Делфте. Там он в 15 лет начал художественное обучение в Гильдии Святого Луки.

В 20 лет Ян Вермеер потерял отца , а через год посватался к Катарине Болнес. Мать избранницы возражала против этого брака. Почему, так и останется тайной. О любви к семье свидетельствуют картины Вермеера. Жена, молодая и прекрасная женщина, примеряет перед зеркалом жемчужное ожерелье. А за полуулыбку «Девушки с жемчужной сережкой», по всей видимости дочери художника, ее прозвали «северной Джокондой».

После смерти имя Вермеера было забыто почти на 200 лет. И лишь в середине XIX века его вновь открыл миру французский художественный критик Теофиль Торе, публиковавшийся под псевдонимом Виллем Бюрже. Увидев в гаагской королевской галерее Маурицхейс (Mauritshuis Museum) «Вид Делфта», он был ошеломлен «Этот прекрасный и свое-образный ландшафт, изображающий старинный город с набережной, церквями, зданиями с неповторимой архитектурой, садами и фигурками людей, гармонично вписанными в пейзаж, меня буквально зачаровал и захватил в плен», – написал он в1866 году в «Gazette des Beaux-Arts».

***

Каждая картина Вермеера – шедевр. Разглядывая и разгадывая оптические метаморфозы мастера из Делфта, зритель ищет необходимый угол зрения, он то приближается к картине, то удаляется от нее, отправляется в странствие вдоль луча света по сколам треснувшего оконного стеклышка, пытается разгадать в интерьере язык зеркал, понять реальность сумерек, в которых тонет город.

Яна Вермеера интересует не сюжет, но происходящее между поверхностью холста и глазом созерцателя. Кажется, художник поглощен лабораторным исследованием, похожим на поиски философского камня в неясном молочном свете, придающем любому жанровому сюжету Вермеера магнетизм тайны.

30 декабря 2017
Поделиться: