×
Книжная полка Сергея Попова

Дори Эштон

Нью-Йоркская школа и культура ее времени

М.: Ad Marginem Press – Garage, 2017

Первая книга на русском языке Дори Эштон (на самом деле ее имя Дор, но переводчики решили иначе) – труд 1972 года. Эштон – крупнейший специалист по абстрактному экспрессионизму, одна из тех, кто сформировал принятый язык описания современного искусства. Автор более тридцати книг, в том числе классических монографий о Ротко, Стиле, Ногучи и образцового труда «American Art Since 1945» (1982). Искусствовед следующего за К. Гринбергом и Г. Розенбергом поколения, Эштон была современником и собеседником многих героев книги. Этот текст – не подведение итогов художественных битв, а погружение в контекст американского абстрактного экспрессионизма, о котором только к 1970-му сложилось представление как о школе. Нерв повествования Эштон заключен в конфликте индивидуальности и прагматического американского коллективизма.

У послевоенного прорыва искусства в США была масса предпосылок, которые автор последовательно находит – от очевидных европейских влияний и последствий Великой депрессии до Конгресса американских художников и Клуба на 8-й улице. Здесь обрисована значимость мало упоминаемых в этом контексте фигур – например, теоретика-левака Мейера Шапиро, художников Холгера Кэхилла и Джона Грэма – авангардиста русского происхождения (псевдоним Ивана Домбровского); кроме того, мелькают Сикейрос и Бретон, звучат Мальро и Оден, цитируется Кропоткин, предисловие к трудам которого писал Барнетт Ньюман; отмечены коллекционеры и дилеры. Лиц масса, и все страшно занятны. Собственно абстрактный экспрессионизм появляется только в 10-й главе, в последней трети книги, и то вскользь. Мощь этого явления, ключевого для современного искусства, Эштон раскрывает в других своих трудах. Именно поэтому читать «Нью-Йоркскую школу» я бы порекомендовал людям, хотя бы заочно знакомым с работами упомянутых художников, а еще лучше – одновременно листая их каталоги.

Дэвид Джослит

После искусства

М.: V-A-C press, 2017

Не сказать, чтобы наш просвещенный читатель вообще был незнаком с Дэвидом Джослитом: несколько его статей были напечатаны в ХЖ; он один из авторов переиздания легендарной книги «Искусство после 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм», выпущенной в прошлом году «Гаражом». Джослит – безусловно, передовой писатель об искусстве нашего времени (слово «критик» его бы принизило). «После искусства» – его последняя весомая публикация – переработка трех лекций о современной трактовке образа, прочитанных им в качестве приглашенного профессора в Городском университете Нью-Йорка в 2010 году. Изданы они два года спустя, и вот еще через пять лет у нас появился русский перевод, что говорит о движении издательства в сторону актуальной теории. Книга Джослита, хоть и крошечная по объему, острая и плотная по содержанию. Одно название держит в напряжении, но и тема тревожна: автор берется постулировать очередной «конец искусства» (со ссылкой на книгу Артура Данто «После конца искусства»), мотивируя его нехваткой самостоятельных образов и перенасыщением информационного контента. «Как следствие, – заявляет Джослит, – “искусство”… сменилось форматированием и переформатированием уже существующего контента». Но сжатый формат лекций не позволяет выстроить последовательную аргументацию, примеры произведений (или ситуаций) искусства отличаются крайней избирательностью, некоторые важные места (например, относительно восприятия образов) автор проскакивает галопом. Собственно искусство здесь растворено среди других феноменов культуры и сегодняшней жизни, справедливо анализируемых Джослитом в терминах капиталистической экономики. Однако это одна из серьезных попыток поговорить об осмыслении экстремально возрастающего в XXI веке множества образов в рамках академической теории.

Александр Генис

Картинки с выставки

М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2017

Наш эмигрант и известный нью-йоркский писатель и публицист выпустил легкую и точную книгу об искусстве. Выходит, уже не первую, потому что первая – «Фантики» – вошла в нынешнюю как часть (отдельное ее иллюстрированное издание давно раскуплено). Две другие – «Персоны» и «Вернисажи» – сборники коротких текстов о разных художниках или эпохах в искусстве, написанные по впечатлениям от выставок, которые автор видел в основном в Нью-Йорке, чаще в музее «Метрополитен» (в любви к нему он неоднократно признается на страницах книги). Написаны они для рубрики «Картинки с выставки» на радио «Свобода», где вслед за текстом Гениса тему продолжали обсуждать с Соломоном Волковым. Книга, вопреки названию, картинок не содержит (вместо них ссылки на сайты музеев), но они и не нужны, наслаждаться при чтении следует языком. Перу Гениса подвластны равно Магритт и Шиле, Шагал и Фу Баоши – для каждого автор находит незатертые слова. Можно было бы назвать их поэтичными метафорами, но Генис именно прозаик, с особым удовольствием выстраивающий фразы в короткий ироничный рассказ с эффектной концовкой и яркими определениями: «Шагал пишет лопнувший от восторга мир». «Когда я впервые, еще мальчиком, добрался до импрессионистов, мне показалось, что их картины прожигают стены». Я подрядился обозревать только книги о современном искусстве, но Генис дает пример, как можно о любом искусстве (или о чем-то другом, выставляемом в музее, – скажем, о рыцарских доспехах) писать как о современном. Из ныне здравствующих художников текста в книге удостоился только Билл Виола, но и его одного достаточно.

Владимир Солоненко

Юло Соостер как иллюстратор

М.: БуксМАрт, 2017

Растет интерес к книжной графике «шестидесятников», которая уже не воспринимается просто прикладной сферой, вынужденным заработком авангардистов. Закономерно, что Юло Соостер первым удостоился полноценной монографии на эту тему: он входил в круг московского концептуализма, рано умер (1970) и успел прославиться именно как художник книжной и журнальной иллюстрации, которая неразделима с его основным блоком графики и живописи. В книге нет сопоставления с книжной графикой тех лет, как и сравнений с живописью мастера (жаль, мне этого не хватило), но Солоненко обстоятельно анализирует работу Соостера-иллюстратора. Здесь впервые выявлен и описан корпус работ мастера, который, как осторожно резюмирует автор, может быть еще дополнен.

Соостер оформил свыше шестидесяти изданий (не считая переизданий) плюс иллюстрации в легендарном журнале «Знание – сила». Добротный труд испещрен цитатами, которые для непосвященного человека точно создают контекст – лагерное прошлое художника и его жены, веселую трудную жизнь московского андеграунда, издательские перипетии. Свыше ста иллюстраций даны в цвете и еще больше – черно-белыми. Особую ценность представляют приложения – целиком воспроизведенные тексты современников, например, статья Виктора Пивоварова 1968 года из журнала «Детская литература». Впервые опубликован давний текст художественного редактора издательства «Мир» Юрия Максимова, благодаря которому появились лучшие иллюстрации Соостера для книг К. Саймака, Р. Брэдбери, А. Азимова, он заканчивается строкой: «Открытие Соостера для всех продолжается». Нельзя не согласиться.

Сельма Лагерлёф

Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями

М.: Рипол-классик, 2017

Очередное переиздание знаменитой детской книги с иллюстрациями Эрика Булатова и Олега Васильева отличает бережное отношение к оригиналу. Не сокращено ни одного разворота, не выброшено ни одного рисунка, не перекомпоновано ни одного макета, а ведь такое приспособление книги к нуждам издательств – обычное дело, что категорически противопоказано книгам с иллюстрациями советских классиков. В особенности тандему Булатов – Васильев, для которых заветы Фаворского о единой структуре книги, о логике каждого разворота, об их последовательности – руководство к действию. «Рипол-классик» сделал не факсимильное издание, но близкое к нему. «Нильс» – одна из лучших оформленных Булатовым и Васильевым книг, характерная для их зрелого, лишенного экспериментов стиля графики тех лет (впервые вышла в 1978 году). Булатов вспоминает, что этот заказ был им интересен, работали над ним около года и очень увлеченно. Иллюстрации лишены типичной для художников детализации: они цельные, пространственные, графичные.

Стиль напоминает манеру Билибина, но это не стилизация модерна, а собственное, запоминающееся решение художников, достойное места среди лучших иллюстраций столетия. «Нильс» – не просто сказка, но метафорическое путешествие по Скандинавии, кроме того, экологически корректный текст, как сказали бы сегодня. В свежем научпопе «Интернет животных» Александр Пшера рассуждает о том, как технологии меняют наше отношение к животному миру, а в книге Лагерлёф он видит чуть ли не предвосхищение современного взгляда на эту проблему.

 

Николай Силис

Десять бесед с Платоном

М.: НАС, 2017

Николай Силис, скульптор, последний из легендарной троицы Лемпорт – Сидур – Силис, незаметно выпустил шестую книгу своих текстов. Незаметно, потому что публикует он их как бы для себя и близкого круга: в названии издательства, сдается мне, зашифрованы его собственные инициалы, а вышла книга тиражом всего 300 экземпляров. В отличие от «конвенциональных» воспоминаний, которым посвящены предыдущие книги (где бывали, что создавали, какую рыбу ловили), здесь Силис ударяется в жанр философских диалогов, и собеседником выбирает самого Платона. На фоне сегодняшней реактуализации древнегреческого философа текст Силиса выглядит изящным, чисто артистическим дополнением к многотомным переизданиям Платона с комментариями, и претендует на изложение только тех вопросов, которые волнуют скульптора – возраста, власти, устройства тоталитарного государства, в конце концов, творчества. Они развиты здесь же в небольших, всего на несколько страниц, но емких «Заметках о религии, этике, нравственности и об искусстве». Наивность некоторых сентенций искупает время их создания: рукопись появилась в разгар советского времени после творческой командировки в Грецию. Этим объясняется резкий контраст меланхолического текста диалогов с документальными вставками, возвращающими в реалии тех лет. Небольшая книга вписывается в философскую прозу художников-«шестидесятников», вершины которой достигнуты недавно в диалогах Ильи Кабакова (с М. Эпштейном и Б. Гройсом) и переписке Виктора Пивоварова с Ольгой Серебряной в книге «Утка, стоящая на одной ноге на берегу философии».

 

ДИ №4-2017

21 февраля 2018
Поделиться: