×
Треск и тиканье
Кристина Колякина

 

В музее современного искусства имеешь дело с произведениями, сделанными из самых разных материалов и их сочетаний. Задача музейного хранителя – не допустить, чтобы состояние предмета, будь то живопись, графика, инсталляция из необожженной глины, поролона, ухудшилось после их экспонирования. Но еще приходится следить, чтобы эти предметы или биологические образования или организмы, живущие на них, не ухудшили состояние других произведений. Речь о плесневых грибках и жуках. Хранитель следит за своей коллекцией, проверяет ее и в случае заражения плесенью или жуками принимает меры. Сложнее с работами, которые привозят на временные выставки. Плесень невероятно заразна, может поражать не только органические материалы (дерево, бумагу, ткань), но и неорганические (камень, гипс, керамику), ее сложно выводить. Заражены не обязательно произведения, пораженными оказываются и упаковочные материалы, например, ящики для перевозки, которые хранили в сырости.

Произведения, приехавшие на выставки из других стран, сопровождаются разрешением на ввоз и вывоз, в котором не отражено их состояние. Главный документ любого произведения, паспорт сохранности, содержит все данные о нем, и, если в древесине есть заметные отверстия, должна быть отметка об обработке, подтвержденная актом об обеззараживании.

таможню зачастую не интересует, что с древесиной можно привезти много интересного, в отличие от перевозки флоры и фауны, к которым относятся очень строго. И о реальном состоянии объекта мы узнаем на нашем пороге. При этом российские музеи следят за своими собраниями, сюрпризы приходят в основном от коллекционеров или галерей.

Жуков, поедающих древесину, много. Самый распространенный – точильщик, он же жук-короед или древоточец. У всех разные вкусы, одни предпочитают хвойные породы, другие лиственные. Еще опаснее личинки жучков, они намного прожорливее. Древесина в музее есть почти везде: подрамники картин, рамы, деревянные скульптуры, мебель. Художники часто используют дерево, но не всегда обрабатывают его антисептическими средствами.

Признак заражения короедами – маленькие отверстия на поверхности и «мука», древесная пыль – отходы питания жука и личинки. У разных пород короедов разные жизненные циклы, за год может смениться до шести поколений. Каждое оставляет отверстия на вход и выход, которые различаются по форме. Новое поколение далеко не мигрирует, если рядом есть удобоваримая еда. Когда личинки грызут дерево, в тихом помещении слышен треск, звук не из приятных. На поздних стадиях слышно тиканье, как в старых деревенских избах.

Бороться с короедом хлопотно. Если входных отверстий мало, можно загнать внутрь отраву шприцом или завернуть вещь в пленку и обработать репеллентом, но не всегда это последнее решение. Важно как можно быстрее изолировать объект заражения. Каждый музей должен иметь помещение для таких случаев, но на практике это не всегда так. Если отверстий и муки много, придется воспользоваться услугами специалистов.

В моей практике было два случая появления жучков. Во время приема деревянных скульптур Стефана Балкенхола, привезенных из его мастерской из Германии, мы заметили пару отверстий. Художник сказал, что беспокоиться не стоит. Через некоторое время заметили древесную муку и вместе с реставраторами обработали произведения. После завершения выставки все же решили обезопасить здание музея на Гоголевском бульваре целиком, – это памятник архитектуры с деревянными перекрытиями. Ведь жучки могут за три-четыре года съесть старую деревянную балку.

Самое надежное и безопасное средство для обработки произведений искусства – газ. Он инертен по отношению ко всем материалам и не влияет на сохранность работы. травлей паразитов занимаются сертифицированные организации, они могут выдать документ об обработке произведения. Работу минимум на трое суток помещают в герметичную камеру, которая заполняется ядовитым газом. После проводится дегазация (откачка и безопасная утилизация газа) и нужно несколько суток проветривать работу, то есть весь процесс занимает неделю-две. цена загрузки камеры размером с обычный транспортный контейнер – 500–1000 долларов. В Москве самая крупная организация с камерой, которая может выдать требуемые документы – центр реставрации имени Грабаря. Музеи, как ни странно, довольно редко к ним обращаются, возможно потому, что у них цены выше.

Здание нельзя обрабатывать от древоточцев полностью газом из-за его токсичности. Для профилактики достаточно использовать аэрозольно-влажностный способ обработки, он безопаснее. Репеллентом, разведенным в воде, опрыскивают все помещения, каждый уголок, закрывают и заклеивают окна и двери, а через двое суток проветривают.

Второй случай был на подготовке выставки «Генеральная репетиция». В деревянном произведении мы обнаружили входные и выходные отверстия, но муки не было. Наученные опытом, решили перестраховаться. Сразу же запросили разрешения от всех участников и поехали его обрабатывать. Зато теперь спокойны и смело раздаем советы, как уберечься от несанкционированной жизни. Не благодарите.

ДИ №4-2018


 

15 сентября 2018
Поделиться: