×
ТЕМА НОМЕРА
Пристальный взгляд
27 декабря 2011

В одном из залов экспозиции выставки Марины Абрамович в ЦСК «Гараж» проходил новый перформанс-инсталляция «Измерение магии взгляда».

С точки зрения произведения
27 декабря 2011

В первом зале экспозиции в хронологическом порядке были воспроизведены четыре перформанса Марины Абрамович: «Imponderabilia» («Случайные, не поддающиеся учету и определению факторы») (1977/2010), «Точка контакта» (1980/2010), «Обнаженная со скелетом» (2002–2005/2010) и «Свечение» (1997/2010). Одна из участниц реперформанса рассказала о своем опыте.

В присутствии художника
27 декабря 2011

Mосковский зритель познакомился с творчеством Марины Абрамович на ретроспективной выставке в Гараже, когда и жанр, и автор перешли в разряд классики. Остыл шоковый эффект от перформанса и боди-арта, производимый в 1970-х, в пору ранних экстремальных опытов художницы с человеческим телом. Искусство, которому посвятила жизнь Марина Абрамович, во многом благодаря ее трудам и подвигам укоренилось в мировой культурной традиции. Оттого, вероятно, московская выставка выглядит академично; ее бы не в Гараже проводить, а в ГМИИ, приурочив к «Декабрьским вечерам». 

Четыре четверти (Разговор, которого не было)…
27 декабря 2011

Отношения, если это живая человеческая связь, подвижны, изменяемы, неустойчивы. А потому можно сказать, что «Невозможное сообщество» родилось также и из распада связей и прерывания отношений. А точнее, распада человеческих связей и прерывания творческих отношений группы художников под названием «Программа ESCAPE».

Виктор Мизиано

(из каталога выставки)

О смысле сообщества
27 декабря 2011

На вопросы ДИ отвечает теоретик искусства, куратор выставки Виктор Мизиано

Невозможно, но сообществa
27 декабря 2011

Проект «Невозможное сообщество» задумывался как ретроспектива творчества группы ESCAPE. Однако для адекватной ее презентации куратор Виктор Мизиано решил расширить состав участников, показав деятельность ESCAPE как часть глобального культурного процесса — в контексте мировой практики, связи с партисипативными и коллаборативными течениями, с ранним концептуализмом в его московском варианте и флюксусом в общемировом. Были приглашены как близкие эскейповцам по духу художники с мировыми именами, так и молодые авторы, преимущественно из зарубежья, работающие в русле эстетики взаимодействия.

Александра Экстер. Избранное
17 декабря 2011

Летом 2010 года Московский музей современного искусства в здании на Петровке представлял проект «Александра Экстер. Ретроспектива». Куратор Георгий Коваленко. В экспозицию вошли станковые произведения, графика, эскизы костюмов и декораций, а также уникальные авторские рукописные книги (livres manuscriрts), которые никогда прежде не выставлялись. 

Казусы транслитерации
25 октября 2011

Сегодня в условиях невиданных технических возможностей мы снова переживаем всплеск медиумизма. 

Шепоты и крики, или Краткая история голоса в постсоветском современном искусстве
25 октября 2011

Голос – одно из маргинальных для современного искусства средств выражения. Он имеет подчиненное положение в повседневном общении, и, будучи изнанкой пассивного человеческого зрения, по большому счету голос так и не получил должного осмысления и независимости внутри проекта «Современное искусство». Хотя возникновение голоса, логично совпадающее с политической революцией начала прошлого века и активной верой в возможности изменений социальной организации жизни, по идее должно было обеспечить ему ключевое место в поисках художников, размышляющих о современности. Придя в искусство как часть дадаистских представлений, он маркировал бунт против систем, будь то система искусства или же политическая. Однако связь между голосом и нашими надеждами на перемены, заставляющяя поверить в человека, в возможность справедливости, истины и более широко в утопию, постепенно начала терять актуальность, и, можно предположить, что вместе с ней стал утрачивать свои родовые признаки и проект «Современное искусство». 

Искусство «без произведений искусства»
25 октября 2011

Сегодня визуальное искусство переживает глубокий кризис идентичности, порождающий неоднозначное представление о нем, множество метафорических значений, не согласованных друг с другом. Произошел раскол между миром искусства и социальной реальностью. Поэтому в наши дни искусство во многих своих проявлениях оказывается чуждым человеку, который не в состоянии постигнуть его язык. Необходим пересмотр критериев искусства в свете изменений, произошедших в результате появления цифровых технологий, которые породили новые художественные языки и произвели революцию в средствах выражения. Манипуляция цифровыми изображениями может производить нечто вроде «визуальной мысли» – необычайно гибкой, способной создавать пространство в невероятных по диапазону границах, расширять сферу творчества и способность порождать произведение искусства. Цифровые технологии обнаруживают новаторский потенциал, способный изменять не только средства, но и сущность искусства.

Сделано в России
25 октября 2011

Проект творческого тандема Колесников/Денисов «Сделано в России») — история с лихо закрученным сюжетом. 

Реальное
25 октября 2011

Как термин и понятие «реальное» впервые появляется в семинарах французского психоаналитика и философа Жака Лакана, в его топологическом и структурном разделении психоаналитического материала на воображаемое, символическое и реальное1. Известное утверждение Лакана, что «бессознательное организовано как язык», часто интерпретируют как решение считать «бессознательное» структурой. Однако оно есть язык не потому, что по определению структурировано, а потому, что именно язык немедленно маскирует реальное таким образом, что оно оказывается неуловимым и неименуемым. Ведь никак иначе, чем через язык (через символическое), реальное не артикулируется. Получается замкнутый круг. К реальному можно найти подход, только пытаясь его назвать, но это уже символическая процедура, превращающая реальное в означающее.

Произведение как событие
25 октября 2011

Мы предлагаем цикл исследовательских статей художника, куратора, автора критических и теоретических текстов о современном искусстве и визуальной культуре, преподавателя Института проблем современного искусства Стаса Шурипы, в которых автор предпринимает попытку нового теоретического подхода к изучению и интерпретации произведения современного искусства через анализ его структурных элементов.

Искусство на работе
23 августа 2011

Современный человек большую часть своего времени проводит на работе. Офис, как визитная карточка, характеризует любую компанию. Признаком хорошего тона еще недавно была мебель из дорогих пород дерева, сложные системы информатизации. В последние годы в Россию пришла мода переносить офисы во вновь отремонтированные фабричные помещения. Различные дизайнерские бюро и IT-компании соревнуются друг с другом в воплощении новейших трендов в устройстве рабочих помещений. Развитие идеи преобразования офисного пространства часто приводит к решению о необходимости экспонирования в нем произведений искусства. Но одно дело, когда они размещаются в приемной или переговорной, где ждут назначенной встречи, листая журналы, скучающие клиенты, и совсем иная ситуация складывается, когда произведения искусства появляются в помещении, где люди работают постоянно.

«Без вас я — ничто»: Современное искусство и зритель
23 августа 2011

На выставках современного искусства обращает на себя внимание небольшое число посетителей. Почему попытки музеев заинтересовать разные категории зрителей оказываются неудачными? Как моделировать популярный вкус в ситуации, когда критика чаще всего обращается к замкнутой на себе арт-системе, участники которой взаимодействуют посредством языка, определяемого как «непонятный» для «посторонних» — тех, кто приходит на выставку, желая найти нечто, что позволит им уйти от действительности? Но к этому может стремиться и художник. Так почему люди все же выражают недовольство, даже возмущение после осмотра выставки актуального искусства? Эксперты называют две причины: слабый уровень произведений и неразвитый вкус публики. Однако предположение, что у публики дурной вкус, равносильно гипотезе, что искусство неспособно говорить с кем-то незнакомым формальным языком. То есть оно — сфера исключительного доминирования художников и экспертов.

Искусство расшатывания сознания
23 августа 2011

В XXI веке, как никогда ранее, усиливается роль зрителя, или «интерпретатора» искусства. И неразрывность триады «художник — произведение — зритель» как нельзя более актуальна. С одной стороны, это связано с тем, что расширилось понимание искусства и среды его обитания. Искусство деинституционализируется, обретает альтернативные внеинституциональные формы существования и «дематериализуется»1, то есть отодвигает на второй план форму, или буквальную материальную реализацию произведения. Форма может быть многократно воссоздана, непосредственное участие автора необязательно, и зачастую произведение обретает новый «архивный» способ бытования, то есть является миру только в виде документации. Таким образом, произведение искусства утрачивает свою сакральность, свою «материальную» ценность, которая в том числе является необходимым основанием для выстраивания замкнутого арт-мира, представляющего собой особую социальную, историческую и экономическую среду, в рамках которой возможно производство искусства, оно более не подлежит каталогизации и складированию в музейных хранилищах. Основное внимание сосредотачивается на пучке смыслов, которые передает автор. А художественная коммуникация может осуществляться по не признававшимся ранее каналам.

Актуальные тенденции в российском курировании
23 августа 2011

После 1997 года в столице возникла не имеющая ничего общего с актуальными тенденциями в современном искусстве иерархия авторитетов, отражающая в основном индивидуальные достижения ее лидеров: внутреннюю одержимость, близость к власти, зарубежные связи, дискурсивную изощренность, имущественные возможности. Задачи этих деятелей были адекватны их амбициям: утвердиться в начинавшем устанавливаться художественном поле, заявить о своей версии современности, принять участие в дележе скудных отчислений на искусство, обратить на себя внимание западных интересантов. Поскольку идея некой унифицированной версии современного искусства стала более неактуальна, главным инструментом для самоутверждения была выбрана тематическая художественная выставка, и они наряду со своей основной специализацией (галерейным бизнесом, администрированием институциональных проектов, работой в музеях, журналистикой и т.п.) занялись курированием. Так возникли проекты «Фауна», «Память тела», «Динамические пары», «Вспомнить все» и многие другие.

Маркетинговое исследование в музее
20 июня 2011

В музейных пространствах посетители выставок должны соблюдать определенные нормы дисциплинарного поведения: говорить шепотом, не прикасаться к экспонатам, перемещаться от объекта к объекту, соблюдая дистанцию. Нечто совершенно противоположное можно было наблюдать при посещении выставки в Гараже «Decode: Прикосновение к цифровому искусству». Шум, смех, кучкующиеся вокруг экспонатов люди, обучающие друг друга правилам интерактивного взаимодействия с объектами, разгоряченные от беготни дети. 

Цифровая скульптура
20 июня 2011

Жанры изобразительного искусства скульптура и живопись находятся в состоянии в некотором роде внутреннего конфликта. Живопись как более элитарное искусство воспитывала у человека культуру «смотрения», формировала таким образом через зрение, эстетический вкус. Это отмечал Леонардо да Винчи, пренебрегавший скульптурой из-за ее чрезмерной натуралистичности и высоко ценивший живопись, в которой художник силой своего таланта создает иллюзию существования третьего измерения. Все это сделало живопись наиболее репрезентативным искусством с широкими возможностями отображать не только портретное сходство, чем в основном ограничивалась скульптура, но и добиваться тончайших нюансов в передаче переменчивых состояний природы. О том, что живопись зашла в тупик, впервые заявили ранние модернисты, выступавшие в своих манифестах против любых форм станкового искусства, занимавшегося всего лишь удвоением реальности. 

CrossWorlds: от теории корректирующих кодов до политической манипуляции
20 июня 2011

Ольга Киселева художник, профессор Университетa Париж 1 Пантеон-Сорбонна, и Сильвен Рейналь, исследователь в области теоретической физики, доцент высшей национальной школы электроники, с 2007 года работают вместе над инсталляциями, которые раскрывают концептуальную связь между научными теориями и художественным творчеством. Интерактивная инсталляция «CrossWorlds», которая выставлялась в Берлине в 2008 году в рамках фестиваля «Transmediale», затрагивает тему истины (политической, экономической, культурной), цензуры и пропаганды. В качестве материала для данной инсталляции использовались семакоды, двумерные электронные тэги. Являясь продуктами теории корректирующих кодов, электронные тэги служат для коррекции ошибок при передаче информации, в исследованиях информационной избыточности, затрагивают проблемы порядка, беспорядка и энтропии информации. В «CrossWorlds» художественный контекст естественным образом перемежается с научными концепциями послевоенного времени, появившимися под влиянием работ Клода Шеннона. В этом проекте исследователи выходят за рамки сугубо технологической работы, способствуя установлению диалога между искусством и наукой.

Страницы:  1 2 3 4 5 6 7